Свежие комментарии

  • Ирина Авдеева
    Во все времена, и во всех сроках правления есть и будут ошибки, которые не вызывают согласие у народа... к сожалению,..."Путина никто не заставлял!": Хазин мигом расшифровал чиновникам "знаки", поданные президентом
  • mark1970 Маргулан Токсанбаев
    Если честно - сильно сомневаюсь, но одно можно сказать точно - провал первого пилотируемого полёта может сильно навре...О взлёте Рогозина и провале «батута» от Маска
  • Галина Грудинко
    Не будите лихо....у вас что прививка?Владимир Путин назвал дату окончания пандемии в России. "Это самое главное"

Александр Росляков. Как Путин с легкостью смог то, на чем сломал все зубы Сталин

Сегодня многие сравнивают Путина со Сталиным – и в разных плоскостях, и с разной мерой симпатии к двум этим диктаторам. Я же хотел бы обратиться к такой теме как отношения этих двух с их ближайшим окружением и соратниками.

Есть расхожее мнение, что «неограниченный тиран» Сталин расправлялся с его кадрами как хотел. Смел Бухарина, Тухачевского, Зиновьева и кучу им подобных – и никто не смел пикнуть против него.

Но вот какие интересные подробности на этот счет приводят современные историки.

При подготовке так называемой «сталинской» Конституции 1936 года Сталин пытался включить в нее статью об альтернативных выборах в Верховный Совет.

«В этом случае, – пишут С. Валянский и Д. Калюжный, – первый секретарь обкома вынужден был бы конкурировать с одним-двумя противниками. А поскольку к середине 1930-х годов секретари в своих областях наворочали уже немало дел, с большой вероятностью могли победить их конкуренты…

Право выдвигать кандидатов предоставлялось практически всем общественным силам: профсоюзам, кооперативам, молодёжным и культурным организациям, религиозным общинам.

Таким образом без всякого террора, демократично и бескровно, была бы решена проблема замены элиты, мешавшей достижению цели Сталина: возведению СССР в ранг мощной индустриальной державы».

Ю. Жуков:

«До времени Сталин тщательно скрывал свою коренную идею от большинства членов ЦК. И чтобы сразу заручиться поддержкой масс, избрал необычный путь. Впервые о решающем дополнении к проекту новой Конституции он публично сообщил 1 марта 1936 года в интервью одному из руководителей американского газетного объединения «Скриппс-Говард ньюспейперс» Рою Говарду: «Избирательные списки на выборах будет выставлять не только партия, но и общественные организации… Всеобщие, равные, прямые и тайные выборы в СССР будут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти». Это было напечатано 5 марта 1936 года во всех советских газетах, начиная с «Правды». Несомненно, он поторопился и, слишком рано раскрыв карты, настроил бюрократическую массу против себя…

Сталин создал редакционную комиссию, в которую входил и Бухарин. Любопытно, что тот возражал против равных избирательных прав рабочих и крестьян…»

 

Чем ближе подходил срок принятия Конституции, тем больше было скрытого сопротивления со стороны партийцев, верно угадавших в сталинской идее покушение на их всевластие. Муравьи ополчились на слона – используя против его величия их массовость. Они всячески уходили от обсуждения Основного Закона в печати и на пленумах ЦК, тем самым как бы дистанцируясь от «нового курса».

«Предполагалось, – говорит Жуков, – что одновременно с Конституцией будет принят и новый избирательный закон и сразу же начнется выдвижение кандидатов в Верховный Совет. Уже были утверждены образцы избирательных бюллетеней, выделены деньги на агитацию. Но бюрократия предприняла сильный ход: Конституцию утвердили 5 декабря 1936 года, а принятие избирательного закона отнесли на год. Таким образом выборы в Верховный Совет автоматически перенеслись тоже на год.

Июнь 1937 года. Наконец Пленум ЦК без поправок утвердил новый избирательный закон с альтернативными кандидатами. Но за день до закрытия Пленума Роберт Эйхе, секретарь Западно-Сибирского крайкома, подал в Политбюро записку, в которой говорилось, что НКВД в крае работает плохо. И в преддверие выборов, назначенных на декабрь, надо расправится со всей антисоветской организацией, всех арестовать и осудить…

Эйхе получил разрешение создать «тройку». Следом аналогичными правами были наделены и другие секретари. Самая большая контрреволюционная организация оказалась у Эйхе – он попросил квоту на расстрел 10 800 человек. Хрущев, бывший в то время первым секретарем Московского обкома партии, сумел в рекордный срок разыскать и приговорить к расстрелу и высылке 41 305 «бывших кулаков» и «уголовников» (к расстрелу 8,5 тысяч)…

Если раньше в СССР было 8-10 тысяч политических заключенных, то после этого Пленума число их перевалило за полмиллиона. И начала сползать лавина, которая охватывала все больше и больше людей.

Сперва предполагалось завершить репрессии до выборов, то есть в течение 4 месяцев. Но видя, что им нет конца, в декабре 1937 года Маленков пишет Сталину записку, в которой указывает, что репрессии безосновательны и угрожают стране. Нужно срочно их остановить. Он предложил это сделать с помощью закрытого письма ЦК. Сталин накладывает резолюцию: «Закрытое письмо не поможет. Нужно собирать Пленум».

Террор на том Пленуме остановить не удалось, и это лишний раз подтверждает, что и в 37-м году еще не было всесильного диктатора Сталина. Был всесильный коллективный диктатор по имени Пленум…

Мне удалось обнаружить в архивах уникальный документ: 11 октября 1937 года в шесть часов вечера, накануне Пленума, Молотов подписал окончательное отречение от сталинской идеи состязательных выборов. Пленум утвердил принцип «один кандидат на одно место», что автоматически гарантировало партократии абсолютное большинство в Верховном Совете. То есть за два месяца до выборов она уже победила…

За каждым секретарем числилось немало перегибов и ошибок. Списать их можно было на врагов. Значит, нужен был враг, скрытый, коварный, многочисленный. И его создали…»

 

В итоге первая попытка Сталина внедрить в СССР реальную демократию и подавить партийно-репрессивный аппарат, бывший настоящим источником террора – с треском провалилась. Но он не терял надежды отреформировать ту махину, что готова была служить верой и правдой тирану, сносить от него любые козни – но только не переходить на рельсы настоящей выборности и сменяемости.

Новая попытка ограничить власть партии была предпринята Сталиным в январе 1944 года, перед единственной за всю войну сессией Верховного Совета. Накануне состоялось заседание Политбюро, на котором обсуждался проект решения «Об улучшении государственных органов на местах». Написали его Молотов и Маленков, зачитал Сталин. Там говорилось, что партийные органы всем руководят, но ни за что не отвечают, и этого больше допускать нельзя. Партии следует оставить две функции: идеологическую работу и подбор кадров, во все остальные сферы жизни она вмешиваться не должна. Но этот проект не прошёл даже через Политбюро!

Вышеназванные историки полагают, что свою идею народовластия Сталин пытался реализовать и после войны, но уже с куда меньшим напором. Видимо, понял такую сокрушительную истину: есть сила, которую даже ему, всемирно признанному победителю во Второй Мировой, всевластному над судьбами отдельных лиц – не одолеть. И имя этой силы – партноменклатурный легион. Те спаянные муравьи, что побеждают их убийственным числом любое величайшее умение.

 

Сегодня имя этому легиону – правящая по образцу КПСС партия ЕР и путинские олигархи. И текущая картина отчасти напоминает ту, что массы видели при Сталине. Посадка одного номенклатурного вора, другого, отставка третьего… Народ кричит: «Сажай, дави четвертого, и пятого, и сто пятого!» – в точь как кричал в 37-м: «Раздавите проклятую гадину!»

Но, как видно по урокам прошлого, не так-то просто раздавить ее! Сам Сталин с ней не справился, а Путин все же личность несколько пожиже: побед, подобных сталинским – над внешним врагом и внутренней промышленной разрухой – не одержал. И тот же сталинский пример доносит, что эта внутренняя гадина, этот чиновный легион – силища несметная!

И я думаю, что причина исторического фиаско Сталина в борьбе с этой гидрой была в том, что при всей поддержке масс он не смог перешагнуть тот окаянный ров, который отделял его от стоявшего за него горой народа.

Только дурак может сказать, что сделать это просто: всего-то шагнуть навстречу толпе своих поклонников! Куда более мелкие кумиры публики прекрасно знают, чем такой шаг чреват: фанаты разорвут тотчас на куски. Каждый ведь хочет свой кусочек от кумира: одному подай ту льготу, другому эту, третьему автостоянку под окном, четвертому ее уничтожение. Ну, и так далее, вплоть до самых серьезных и неразрешимых с кондачка противоречий.

Для разрешения их служит эта самая партийная, чиновничья прослойка – которая по ходу ее дела очень уж любит ускользать из рук как верховного правителя, так и низового народа.

Верховная власть в лице Сталина, пыталась путем законных схем привести в чувство эту прослойку. Но со стороны народа подобных устремлений еще не было. Самый великий бунт народа в 91-м был за тот же «свой кусочек», потому и кончился плачевно.

 

И Путин, думаю, тем или иным путем извлек урок из сталинских попыток воевать с чиновничеством при традиционной политической вялости нашего народа. Давить отдельных муравьев можно вполне – они, как вечно враждующие друг с дружкой тараканы в банке, только поддержат в этом деле. Но нельзя ни в коем разе покушаться на сам муравейник с его вековыми устоями вроде казнокрадства и лихоимства: это не прощается правителю – тем более при так и не наладившейся у нас его связи с массами. Кричать ура и в воздух чепчики бросать они горазды, но при серьезном столкновении в верхах сейчас же дадут деру – как это было при расстреле «незаконным» Ельциным «законного» Дома Советов в 1993 году.

И вот сверхосторожный Путин с самого начала своей  власти взял за правило не только не ссориться с обычаями злого муравейника, но и всячески им потрафлять. Красть можно – но по заведенным исстари обычаям, согласно званию и рангу.  И только если «не по чину берешь» или входишь в какой иной конфликт с системой – удаляешься на нары.

Более того, для пущей страховки Путин окружил себя гвардией «муравьиных львов» – лично преданных ему олигархов и с их собственными финансовыми и охранными структурами. Что-то вроде бостанджи у османского султана.

При этом народ, совершенно бесполезный для властителя в плане сохранения власти, откатился на какой-то десятый план. Сталину он еще нужен был для великих строек и войны с фашизмом; Путин же, который ничего не строил и воевал с Западом лишь на словах, на деле состоя с ним в глубокой финансово-сырьевой связке – на этот народ вовсе начхал. Все обращение с ним свел до чисто ритуальных, показных мероприятий, а на деле – пенсионная реформа, повышение налогов, голодные паек. Все лучшее, как любимым детям – расплодившимся обильно олигархам, этим «муравьиным львам»; народу – по остаточному принципу.

И такая политика, оказавшаяся для России с ее «особым путем» весьма адекватной, дала на конце неслыханный результат: по градусу всевластия антисталинец Путин далеко обошел тирана Сталина. И лучшее свидетельство тому – «путинская» Конституция, в которую Путин с легкостью включил все, что его душа желала, вплоть до несуразного «Бога» и своего пожизненного правления. Ведь интересы муравейника это не задевало ни в малейшей мере. А Сталин в свою «сталинскую», как выше было показано, при всех его адских стараниях так и не смог включить то, что более всего хотел.

И тут я бы еще отметил в скобках, что желание восторжествовать над самым почитаемым тираном в этом конституционном состязании, возможно, и подтолкнуло Путина на его конституционный бросок….

Но какой чудовищный урок грядущей власти! Хочешь сидеть на троне крепко – плюй смачно на народ, давай чиновникам красть, заведи «муравьиных львов», что будут рвать страну на части, охраняючи тебя.

Путин уйдет рано или поздно – хоть своим ходом, хоть вперед ногами – но что делать с этим окаянным осадком, который обязательно станется после него в стенах Кремля?
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/6/35315/-

Картина дня

))}
Loading...
наверх